ИНОСТРАННЫЕ ТЕРМИНЫ И ВЫРАЖЕНИЯ 58 страница

Однако каждое новое поколение людей своей дея­тельностью изменяет эти условия и предпосылки и тем самым «... образуется история человечества, которая тем больше становится историей человечества, чем больше выросли производительные силы людей, а следовательно, и их общественные отношения» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 27, с. 402).

Признавая закономерный характер историч. про­цесса, или историч. необходимость, И. м. признаёт и активную роль деятельности людей, к-рые являются не только продуктом обстоятельств, но и активно из­меняют эти обстоятельства. Проблема историч. необхо­димости и свободы в И. м. получает, т. о., свою адек­ватную науч. трактовку, одинаково противостоящую волюнтаризму и фатализму, поскольку развитие объ­ективных условий существования человека рассматри­вается как предпосылка его собственного развития, а также развития его познавательной и творчески преобразующей эти условия деятельности, т. е. его свободы.

В условиях капитализма общество достигло такого уровня, когда осн. закономерности и противоречия его развития стали эмпирически осязаемы. Ф. Энгельс писал, что «...в наше время связи эти до такой степени упростились, что решение загадки стало, наконец, воз­можным» (там же, т. 21, с. 308). Капитализм, создав предпосылки для быстрого развития производит. сил, тем самым породил потребность и условия для про­гресса естеств. и обществ. наук, в частности философии, политэкономии, истории, а развитие классовой борьбы пролетариата против капитализма поставило на по-

вестку дня задачу объяснения причин этой борьбы неё перспектив. В качестве первонач. попыток преодоления антагонизма труда и капитала были созданы различ­ные проекты утопического социализма, в к-рых тем не менее давалось позитивное решение ряда вопросов пролет. движения, выдвигались отд. правильные до­гадки о характере будущего общества. Эти объективные и субъективные предпосылки в значит. мере предопре­делили развитие взглядов К. Маркса и Ф. Энгельса и стали основой для выработки принципиально новой формы материализма.

Весь ход идейно-политич. развития Маркса и Энгель­са, их творч. и критич. отношение к теоретич. насле­дию прошлого вели к формированию принципиально нового взгляда на историю. Ещё в нач. 40-х гг. 19 в. Маркс установил, что причиной существования классов и классовой борьбы является частная собственность, а вся политич. и идеологич. машина эксплуататорских классов служит закреплению и оправданию их эконо-мич. интересов. В работе «К критике гегелевской фило­софии права» Маркс сделал вывод, согласно к-рому основой гос-ва является не идея, а экономич. отноше­ния. Гос-во — это орудие имущих сословий, защищаю­щее их интересы.

Обосновывая идею о зависимости гос-ва, социально-политич. системы от экономич. отношений, Маркс и Энгельс писали в «Святом семействе», что осн. причи­ну историч. развития следует искать не в абстрактных идеях, оторванных от реальной действительности, а в «...материальном производстве на земле» (там же, т. 2, с. 166). Анализ форм собственности, сме­нявшихся на протяжении истории, привёл Маркса и Энгельса к выводу, что каждая из них имеет свой за­кон возникновения, развития и перехода в другую, более зрелую форму. Материалистич. подход к обществ. жизни дополняется подходом конкретно-историческим. Излагая суть материалистич. понимания истории, Маркс и Энгельс подчёркивали в «Немецкой идеологию», что «... это понимание истории заключается в том, что­бы, исходя именно из материального производства не­посредственной жизни, рассмотреть действительный процесс производства и понять связанную с данным способом производства и порождённую им форму обще­ния — то есть гражданское общество на его различных ступенях,— как основу всей истории; затем изобразить деятельность гражданского общества в сфере государст­венной жизни, а также объяснить из него все различные теоретические порождения и формы сознания, рели­гию, философию, мораль и т. д. и т. д., и проследить процесс их возникновения на этой основе...» (там же, т. 3, с. 36—37). В отличие от экономического материа­лизма, к-рый сводит всё богатство обществ. отношений только к отношениям экономическим, Маркс и Энгельс высказали мысль о необходимости «... изобразить весь процесс в целом (а потому также и взаимодействие меж­ду его различными сторонами)» (там же, с. 37).

В результате такого подхода история общества пред­стала как естеств.-историч. процесс, как закономерная смена одних социальных организмов другими. На сме­ну понятию «общество вообще» пришло конкретное по­нятие обществ.-экономич. формации, в к-ром выраже­на органич. взаимосвязь всех сторон обществ. жизни при решающей роли материального произ-ва. «Все сто­роны общественной жизни,— писал Ленин,— тесно связаны между собой и всецело подчинены в последнем счете отношениям производства» (ПСС, т. 12, с. 259). Обратив внимание на целостность обществ. жизни, Маркс и Энгельс вычленили внутри обществ.-экономич. формации базис, оказывающий определяющее воздей­ствие на жизнь общества, и надстройку, в свою очередь оказывающую обратное воздействие на базис. Измене­ния в базисе вызываются изменениями в способе ироиз-«а, выступающим в диалектич. единстве двух его сторон — производит. сил и производств. отношений. Противоречия между производит. силами и формами

общения разрешаются тем, что на место «...прежней, ставшей оковами, формы общения становится новая,— соответствующая более развитым производительным силам...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, с. 72). Конфликт между новыми производит. силами и старыми производств. отношениями находит своё проявление в борьбе антагонистич. классов и решается путём социальной революции. Если способ произ-ва яв­ляется определяющим фактором историч. развития, то движущей силой этого развития в антагониетич. обществе являются классы и классовая борьба. Энгельс писал о материалистич. понимании истории как о таком взгляде «...на ход всемирной истории, который конеч­ную причину и решающую движущую силу всех важ­ных исторических событий находит в экономическом развитии общества, в изменениях способа производства и обмена, в вытекающем отсюда разделении общества на различные классы и в борьбе этих классов между собой» (там же, т. 22, с. 306). И. м. анализирует различ­ные формы классовой борьбы, характерные черты и предпосылки социальных революций, раскрывает ре­шающую роль нар. масс в истории и их активизацию в период социальных революций. Важное место в И. м. занимает исследование форм обществ. сознания и со­циальных институтов. И. м. впервые в истории обществ. мысли дал науч. обоснование социальных законов, проявляющихся в различных формах (законы функцио­нирования и развития, статистич. и динамич. законы и т. д.). Познание социальных законов, форм их прояв­ления и механизмов действия является основой целесо­образного воздействия человека на общество и его пре­образования. Фундаментальным понятием И. м. явля­ется понятие деятельности и прежде всего производств. деятельности людей.

Развитие обществ.-экономич. формаций рассматри­вается в И. м. как процесс восхождения от низших ступеней к высшим. «... В се общественные порядки, сме­няющие друг друга в ходе истории, представляют собой лишь преходящие ступени бесконечного развития чело­веческого общества от низшей ступени к высшей» (Эн г е л ь с Ф., там же, т. 21, с. 275). Идеи социально­го прогресса, диалектич. характера историч. развития неразрывно связывают И. м. с диалектич. теорией раз­вития. И. м. соединяет анализ законов развития с ис­следованием законов функционирования социальных систем и институтов. В процессе познания для Маркса было весьма важно «... найти закон тех явлений, кото­рые он исследует, и притом особенно важен для него закон изменения, развития этих явлений, перехода их из одной формы в другую, из одного порядка общест­венных отношений в другой» (Ленин В. И., ПСС, г. 1, с. 166).

В отличие от бурж. социальной мысли, в к-рой су­ществует разрыв между социальной философией, фило­софией истории и социологией, что неизбежно приво­дит к абстрактному теоретизированию в философии и эмпиризму в социологии, И. м. сохраняет единство науч.-теоретич. понимания истории и совр. обществ. развития, анализа законов развития и функционирова­ния, диахронич. и синхронич. подходов к социальным явлениям, историко-генетич. изучения общества и структурно-функционального анализа социальных си­стем. Такое единство предполагает вместе с тем вычле­нение различных аспектов И. м., выступающего как ма­териалистич. понимание истории, как общая социоло-гич. теория, как методология всех обществ. наук.

И. м. конкретизировался и развивался, превращаясь в строгую науч. теорию, в ходе детального анализа социальной действительности. Разрабатывались осн. категории И. м., его методологич. принципы и ведущие закономерности историч. развития, уточнялся пред­мет И. м., его структура и функции, его взаимоотно-

ИСТОРИЧЕСКИЙ 229

шение с др. обществ. науками. Классики марксизма в формулировании общих законов развития и функцио­нирования общества использовали достижения разных обществ. дисциплин, нередко выступая в качестве осно­воположников их науч. интерпретации и понимания, тем самым раскрывая методологич. функции И. м.

Сжатая и целостная формулировка осн. принципов И. м. дана Марксом в Предисловии к «Критике поли­тич. экономии»: «В общественном производстве своей жизни,— писал он,— люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношениях которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производ­ственных отношений составляет экономическую струк­туру общества, реальный базис, на котором возвыша­ется юридическая и политическая надстройка и кото­рому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие опреде­ляет их сознание» (Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 13, с. 6—7).

Становление и развитие И. м., как и всей философии марксизма, происходит в острой идеологич. борьбе с различными бурж. и мелкобурж. теориями обществ. процесса. В этой борьбе сформировался принцип пар­тийности, классовости И. м. и его идеологич. функция. Наиболее важной задачей обществ. науки Маркс и Энгельс считали её практически-преобразующую функ­цию, её роль в изменении мира. Именно на основе ма-териалистич. понимания истории марксизм научно до­казал неизбежность гибели капитализма, замены его коммунистич. формацией, роль пролетариата как мо­гильщика капитализма, т. е. были заложены осн. принципы теории научного коммунизма.

Дальнейшее развитие И. м. было осуществлено сорат­никами, учениками и последователями Маркса и Энгель­са — П. Лафаргом, Ф. Мерингом, В. Либкнехтом, Г. В. Плехановым и др. Новую эпоху в развитии И. м. составила теоретич. деятельность В. И. Ленина, к-рый обогатил И. м. анализом историч. фактов и закономер­ностей эпохи империализма, пролет. революций и пе­рехода к социализму. На конкретном анализе новых явлений в развитии капитализма и опыта рсволюц. борьбы рабочего класса за социализм он сделал выдаю­щийся вклад в разработку науч. принципов И. м., его методологии, категории и законов (соотношение объек­тивных условий и субъективного фактора — деятель­ности масс, классов, партий и отд. личностей; роль науч. теории в революц. движении; руководящая роль партии рабочего класса в революц. движении и в борь­бе за социализм и коммунизм; теория классовой борьбы, социалистич. революции и диктатуры пролетариата; пути социалистич. преобразования общества; теория наций и нац.-освободит. движения; теория культурной революции и культуры в целом, и др.).

Развитие совр. общества поставило перед И. м. за­дачу осмысления целого ряда новых социальных про­цессов. Οκτ. революция 1917 в России ознаменовала собой начало качественно нового этапа в развитии человеч. истории — переход к коммунистич. формации. Под воздействием социализма осуществились и осущест­вляются революц. преобразования во мн. странах Евро­пы, Азии, Африки и Лат. Америки. Социализм как ве­дущий фактор совр. истории оказал определяющее влияние на ликвидацию колон. системы империализма и определяет осн. содержание совр. прогрессивного развития человечества. Становление и развитие комму­нистич. формации связано с глубокими изменениями в жизнедеятельности людей социалистич. общества,

ИСТОРИЧЕСКИЙ

его структурных элементов. Важные проблемы связаны с совр. научно-технической революцией. Сознательный и целенаправленный характер социальных изменений в условиях социализма определил роль обществ. наук как теоретич., науч. платформы руководства строитель­ством нового общества и основы науч. мировоззрения. Возникла необходимость разработки и углубления та­ких фундаментальных проблем, как филос. осмысление обществ.-историч. процесса, модификация общих за­кономерностей развития в новых социальных условиях, раскрытие содержания новых социальных законов, т. е. конкретизация теории обществ.-экономич. формации. Исследование таких проблем невозможно без дальней­шей разработки методологич. принципов социального познания — восхождения от абстрактного к конкрет­ному, принципа историзма, определения осн. противо­речия и источника самодвижения, учёта взаимосвязи и взаимодействия различных социальных явлений, системного подхода и структурно-функционального ме­тода исследования и др. Проблемы методологии соци­ального познания в И. м.актуализировались не только как ответ на усложнение объекта исследования, но и как результат усложнения и развития самого И. м, и социологич. знания вообще.

Развитие И. м. и спец. обществ. дисциплин ведёт к их сближению, появлению стыковых или комплекс­ных проблем, в решении к-рых принимают участие неск. обществ. наук, что также ведёт к более высоким методологич. требованиям этих наук к И. м. (примером может служить проблема человека в совр. общество-знании). Методологич. проблемы возникают и в отд. обществ. науках в связи с появлением и накоплением новых фактов, с попытками их адекватного описания в теории. Решение этих проблем ведётся в И. м. но неск. взаимосвязанным направлениям. Прежде всего более детально разрабатываются категории материального и идеального в обществ. развитии и диалектики их вза­имоотношения, категорий и понятий, к-рые непосред­ственно связаны с данной проблемой (обществ. бытие и обществ. сознание, материальное и духовное произ-во, объективный и субъективный факторы, материальные и идеологич. отношения и т. д.). Предпринимаются попыт­ки дать более строгую классификацию и субординацию законов развития и функционирования общества, ка­тегорий и понятий И. м.

Совр. проблемы и задачи развития И. м.не означают «пересмотра» его коренных мировоззренч. принципов, как это пытаются представить бурж. и ревизионистские идеологи. Науч. плодотворность этих принципов дока­зана в ходе исследований, проведённых в различные историч. периоды, и подтверждена историей, в к-рой осуществлены прогнозы, выработанные на основе И. м. Абсолютизация отд. трудностей науч. познания, их субъективная интерпретация выступают гносеологич. корнями идеалистич. понимания обществ. развития и стали характерной особенностью борьбы бурж. идео­логов с И. м. Социально-политич. контекст таких концепций направлен на дискредитацию марксизма-ленинизма, на идейное разоружение рабочего класса. Решит. борьба марксистов-ленинцев против идеали­стич., волюнтаристских взглядов на историч. процесс, попыток ревизии И. м. сочетается с борьбой против вульгаризации и догматизации его принципов.

И. м. выражает интересы рабочего класса в нераз­рывной связи с его политикой. Он служит руководст­вом к познанию общества, к-рое позволяет определить роль и место рабочего класса и широких нар. масс в борьбе за мир, демократию и социализм как гл. на­правления обществ. развития.

Ф Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; их ж е, Манифест Коммунистич. партии, там же, т. 4; Маркс К., Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, там же, т. 8; е г о ж е, Предисловие [«K критике политич. экономии»], там же, т. 13; его же, Гражд. ввойна по Франции, там же, т. 17; его же, Критика Готской программы, там же, т. 19; eго же, Капитал, там же, т. 23—25; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; е г о же Происхождение семьи, частной

собственности и гос-ва, там же, т. 21; е г о ж е, Роль насилия в истории, там же; Ленин В. И., Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?, ПСС, т. 1; его ж е, Что делать?, там же, т. 6; его ж е, Две тактики социал-демократии в демократии, революции, там же, т. 11; е г о же, Материализм и эмпириокритицизм, там же, т. 18; его же. Три источника и три составных части марксизма, там же, т. 23; его же, Империализм, как высшая стадия капитализма, там же, т. 27; его же, Воен. программа пролет. революции, там же, т. 30; его же, Гос-во и революция, там же, т. 33; его же. Очередные задачи Сов. власти, там же, т. 36; его же, Пролет. революция и ренегат Каутский, там же, т. 37; его же, Экономика и политика в апоху диктатуры пролета­риата, там же, т. 39; его же, Детская болезнь «левизны» в коммунизме, там же, т. 41; его же, О нашей революции, там же, т. 45; Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1976; Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм, М., 1961; Документы совещания коммунистич. и рабочих партий, М., 1969; Л а ф а р г П., И. м. Маркса, [пер. с франц.], Иваново-Вознесенск, 1923; Плеханов Г. В., К вопросу о развитии монистич. взгляда на историю, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1956; Грамши А., Избр. произв., пер. с итал., т. 1—3, М., 1957—59; Люксембург Р., Со­циальная реформа или революция, М., 1959; Меринг Ф., К. Маркс и Ф. Энгельс — создатели науч. коммунизма, [пер. с нем.], М., 1960; Лабриола А., Очерки материалистич. понимания истории, пер. с итал., М., 1960; И. м., M., 19542; Горохов Φ. Α., Ленин и И. м., M., 19583; Глезер-ман Г. Е., О законах обществ. развития, М., 1960; е г о ж е, И. м. и развитие социалистич. общества, M., 19732; Ч е с н о-к о в Д. И., И. м., M., 19652; Социология и идеология, М., 1969; Келле В. Ж., Ковальзон М. Я., И. м., М., 1969; и χ же, Теория и история. (Проблемы теории историч. процесса), М., 1981; Актуальные проблемы развития И. м. (Материалы Всес. межвуз. науч.-теоретич. конференции 25—28 янв. 1972 г.), М., 1974; Трапезников С. П., Обществ. науки — могу­чий идейный потенциал коммунизма, М., 1974; Ф е д о с е-е в П. Н., Коммунизм и философия, М., 1975г; Фурма­нов Г. Л., И. м. как общесоциологич. теория, М., 1979; И. м. как социально-филос. теория, М., 1982. Л. Ф. Ильичев.

ИСТОРИЧЕСКОГО КРУГОВОРОТА ТЕОРИИ,см. Круговорота исторического теории.

ИСТОРИЧЕСКОЕ И ЛОГИЧЕСКОЕ, филос. катего­рии, характеризующие отношение между исторически развивающейся объективной действительностью и её отражением в теоретич. познании. Историческое — процесс становления и развития объекта; логическое — теоретич. воспроизведение развитого и развивающего объекта во всех его существенных, закономерных свя­зях и отношениях. Категории И. и л. являются кон­кретизацией марксистского принципа историзма, тре­бующего «...смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, ка­кие главные этапы в своем развитии это явление про­ходило, и с точки зрения этого развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» (Ленин В. И., ПСС, т. 39, с. 67).

Отражение исторического в логическом но сводится к простому воспроизведению временной последова­тельности исторического развития объекта и связано с рассмотрением объективной диалектики процесса ста­новления (генезиса) объекта и результата его развития, служащей основой двух способов исследования — историч. и логич. методов. Характеристику этих мето­дов исследования и их роли в марксистской методоло­гии дал Ф. Энгельс. Рассматривая метод политэконо-мич. исследования К. Маркса, он отмечал, что историч. форма анализа связана с рядом трудностей, поэтому единственно уместным был логич. метод. «Но этот ме­тод в сущности является не чем иным, как тем же историческим методом, только освобожденным от исто­рической формы и от мешающих случайностей. С чего начинает история, с того же должен начинаться и ход мыслей, и его дальнейшее движение будет представлять собой не что иное, как отражение исторического про­цесса в абстрактной и теоретически последовательной форме; отражение исправленное, но исправленное соот­ветственно законам, которые дает сам действительный исторический процесс, причем каждый момент может рассматриваться в той точке его развития, где процесс достигает полной зрелости, своей классической формы» (Э н г е л ь с Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 13, с. 497). Т. о., логич. метод представляет собой способ воспроизведения исторически развивающегося объекта как итога, результата определ. процесса, в хо-

де к-рого сформировались необходимые условия его дальнейшего существования и развития в качестве устойчивого системного образования. Маркс отмечал, что временная последовательность в истории может соответствовать последовательности рассмотрения при помощи логич. метода; в таких случаях «... ход абстракт­ного мышления, восходящего от простейшего к слож­ному, соответствует действительному... историческому процессу» (там же, т. 46, ч. 1, с. 39). Однако сама по себе временная последовательность историч. явлений не может служить ориентиром для теоретич. анализа их взаимоотношений в сложившейся и воспроизводящейся системе. Несовпадение И. и л. обусловлено тем, что далеко не все явления, выступающие в качестве фак­торов генезиса системы, входят в необходимые условия её воспроиз-ва и развития: многие из них устраняются в ходе историч. процесса. Временная последователь­ность историч. явлений часто не предопределяет реаль­ной генетич. связи явлений в процессе формирования того или иного историч. образования. Маркс подчёрки­вал, что последовательность рассмотрения сторон ис­следуемого объекта (совр. ему капиталистич. общества) определяется «... тем отношением, в котором они нахо­дятся друг к другу в современном буржуазном обществе, причем это отношение прямо противоположно тому, ко­торое представляется естественным или соответствует последовательности исторического развития» (там же с. 44).

Исследование функционирования, воспроиз-ва и раз­вития исторически сложившегося объекта при помощи логич. метода предполагает выявление его историч. перспективы, рассмотрение его в единстве настоящего, прошлого и будущего. Маркс в «Капитале» не только исследует совр. ему капитализм, но и теоретически обосновывает направленность его развития — перспек­тиву революц., социалистич. преобразования общества. Вместе с тем теоретич. развитие идей Маркса в «Капита­ле» с необходимостью предполагает обращение к гене­тич. процессам.

Взаимодействие логич. и историч. методов при пост­роении теории развивающегося органич. объекта но­сит сложный, многоступенчатый характер. Обращение к историч. методу — предпосылка логич. метода. Вме­сте с тем для исследования генезиса объекта необходи­мо иметь нек-рое исходное представление об его сущ­ности. Такое гипотетическое и абстрактное представле­ние обычно предваряет генетич. анализ объекта, к-рый раскрывает неполноту этой теоретич. предпосылки, уточняет и модифицирует её; уточнённая предпосылка в свою очередь выступает как основа генетич. анализа объекта.

Развитый объект даёт возможность глубже и полнее понять в истории то, что дано в ней в неразвитом виде. «Анатомия человека — ключ к анатомии обезьяны» (Маркс К., там же, т. 12, с. 731). Вместе с тем про­екция развитого состояния на историю обнаруживает в ней лишь то, что генетически связано именно с ним, и часто не схватывает другие тенденции и возможности развития. Абсолютизация знания о развитом состоянии объекта приводит к деформации историч. картины раз­вития, к отрицанию многообразия его историч. форм. Раскрыв значение изучения бурж. общества для пони­мания предшествующих социальных структур, Маркс в то же время подверг резкой критике апологетич. по­пытки классич. политэкономии представить бурж. об­щество и экономику как некий сетеств. венец развития и эталон оценки всего историч. процесса (см. там же, т. 46, ч. 1, с. 23).

Являясь одним из компонентов диалектич. метода, принцип единства И. и л. служит методология, основой постижения сущности и закономерностей сложных раз­вивающихся объектов.

ИСТОРИЧЕСКОЕ 231

• Маркс К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 13; т. 46, ч. 1; Л е-нин В. И., Филос. тетради, ППС, т. 29; Грушин Б. А., Очерки логики историч. исследования, М., 1961; Д о б p и я-н о в В. С., Методологич. проблемы теоретич. и историч. позна­ния, М., 1968; Принцип историзма в познании социальных явлений, М., 1972; Ильенков Э. В., Диалектич. логика, М., 1974; Диалектика науч. познания. Очерк диалектич. логики, М., 1978; Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980; Келле В. Ж., Ковальзон М. Я., Теория и история. (Проблемы теории историч. процесса), М., 1981.

В. С. Швырёв.

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ,наука о развитии филос. знаний, борьбе основных — материалистического и идеалистического — направлений в философии, стано­влении и развитии науч.-филос., диалектико-материали-стич. мировоззрения.

И. ф. как особая область исследования зарождается в древности. Соч. Платона и Аристотеля содержат кри-тич. анализ учений их предшественников, подчинённый изложению собств. философия. Соч. Диогена Лаэртия и Секста Эмпирика представляют собой попытки кон­цептуального, с позиций скептицизма, осмысления исто­рии антич. филос. учений. В эпоху средневековья, а также в 16—18 вв. историко-филос. исследования бы­ли частью комментариями к соч. выдающихся филосо­фов, частью полемич. произведениями, отражающими борьбу течений в философии. В дальнейшем появились систематич. учебные курсы И. ф., к-рые, как правило, носили описат., эклектич. характер, далёкий от теоре­тич., концептуального осмысления историко-филос. процесса.

Поворотным пунктом в становлении историко-филос. науки были «Лекции по истории философии» Ге­геля, к-рый, как указывал К. Маркс, «... впервые постиг историю философии в целом...» (М аркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 29, с. 447). Ф. Энгельс ха­рактеризует этот труд как «... одно из гениальнейших произведений» (там же, т. 38, с. 177). Гегель рассматри­вает историко-филос. процесс как закономерное посту-пат. развитие, отвергая господствовавшие представле­ния, согласно к-рым И. ф.— нагромождение заблуж­дений, беспорядочная смена учений, лишённых внут­ренне необходимой связи. По Гегелю, каждая фи­лософия есть самосознание исторически конкретной эпохи; этим определяются её содержание, значение и в этом же её неизбежная ограниченность. Переход к но­вой эпохе означает возникновение новой философии, но предшествующие филос. учения не предаются забве­нию; их принципы, освобождённые от свойственной им историч. ограниченности, усваиваются последующими учениями. Поэтому отрицание предшествующей фило­софии, если оно носит конкретный, диалектич. харак­тер, есть развитие посредством преемственности, благо­даря к-рой осуществляется обогащение филос. знаний. Философия, утверждал Гегель, есть «развивающаяся система, и такова также история философии...» (Соч., т. 9, Л., 1932, с. 33). Обоснование этого положения — выдающийся вклад Гегеля в теорию историко-филос. процесса. Однако философ не применил этого принципа к собств. системе, в к-рой он видел абс. завершение филос. развития. Это антиисторич. воззрение обуслов­лено идеализмом Гегеля, истолковывающим философию как самопостижение «абс. духа», сущность к-рого сво­дится к мышлению мышления. Мышление при этом толкуется не только (и не столько) как человеч. способ­ность, сколько как изначальная субстанциальная при­рода всего существующего. Бурж. философы 2-й пол. 19 в. отвергли рациональное зерно гегелевской теории историко-филос. процесса. Дильтей. оказавший боль­шое влияние на совр. концепции, утверждал, что историко-филос. процесс выражает субстанциальность и иррациональность человеч. жизни. Присущие ей им­пульсивность, чувственность, субъективность несов­местимы с закономерным следованием событий; имею­щим место в неживой природе. Философия, согласно

ИСТОРИЯ

этому воззрению, есть в основе своей индивидуальное мироощущение, а И. ф. может быть правильно понята лишь как анархия филос. систем, каждая из к-рых ин­теллектуально воспроизводит неизбежное для данной историч. эпохи чувство жизни, не подлежащее оценке как истинное или ложное: оно просто существует, как сама жизнь.

Классики марксизма подвергли критике идеалистич. учение Гегеля, но вычленили заключающееся в нём «рациональное зерно», в т. ч. и гениальную постановку ряда проблем И. ф. как науки. В противовес гегелевской идеалистич. теории они рассматривали филос. развитие как процесс, внутренние движущие силы к-рого в ко­нечном счёте обусловлены социально-экономич. про­грессом, науч. достижениями и развитием форм обществ. сознания в целом, борьбой между прогрессивными и реакц. классами и социальными группами. На всём протяжении И. ф.. отмечал Энгельс, «философов толка­ла вперед... не одна только сила чистого мышления, как они воображали. Напротив. В действительности их толкало вперед главным образом мощное, все более быстрое и бурное развитие естествознания и промыш­ленности» (Маркс К. и Э н г е л ь с Ф., Соч., т. 21, с. 285). С этих позиций Энгельс рассматривает переход от одной историч. формы материализма к другой, более содержательной, прогрессивной, а также эволюцию идеалистич. философствования. Переход от наивной стихийной диалектики антич. философов к метафизич. способу мышления, ставшему господствующим в новое время, также объясняется, как показывает Энгельс, социально-экономич. развитием и обусловленным им прогрессом науч. знания. Но столь же необходимым является и отрицание метафизики диалектич. способом мышления, соответствующим более высокому уровню социально-экономич. и науч. развития.


6480874340932552.html
6480958014158371.html
    PR.RU™