Взаимозависимое происхождение

В течение следующих недель много людей, желающих стать бхикшу, приходили к Будде и просили принять их. Многие из них были хорошо образованными молодыми людьми из знатных семей. Старшие ученики Будды совершали церемонии посвящения и объясняли новым бхикшу основы практики. Другие молодые люди, и мужчины, и женщины, приходили в Пальмовый лес и принимали обеты трех прибежищ.

Однажды Конданна принял обеты трех прибежищ у трехсот собравшихся молодых людей. После церемонии он рассказал им о трех драгоценностях — Будде, Дхарме и Сангхе.

— Будда является Пробужденным. Пробужденный видит природу жизни и космоса. Поэтому пробужденный не связан иллюзиями, страхом, гневом или желанием. Пробужденный человек — это свободный человек, наполненный миром и радостью, любовью и пониманием. Наш Учитель Гаутама является полностью пробужденным. Он показывает нам путь в этой жизни, чтобы мы могли преодолеть забывчивость и сами пробудились. Каждый из нас содержит в себе природу Будды. Все мы можем стать Буддой. Природа Будды — это способность пробудиться и преодолеть любое невежество. Если мы будем практиковать путь осознания, наша природа Будды будет расцветать с каждым днем до тех пор, пока мы также не достигнем полной свободы, мира и радости. Каждый из нас должен обнаружить Будду в собственном сердце. Будда — это первая драгоценность.

Дхарма — это путь, ведущий к Пробуждению. Это путь, которому учит Будда, путь, помогающий нам вырваться из тюрьмы невежества, гнева, страха и желаний. Этот путь ведет к свободе, миру и радости. Он помогает нам любить и понимать других. Понимание и любовь — это два самых прекрасных плода Пути Пробуждения. Дхарма — это вторая драгоценность.

Сангха — это община практикующих Путь Пробуждения, тех, кто вместе идет по этому пути. Если вы хотите практиковать путь освобождения, важно находиться в общине для совместной практики. Если вы находитесь в одиночестве, трудности на пути могут помешать вам пробудиться. Важно принимать прибежище в сангхе, независимо от того, являетесь ли вы бхикшу или светским последователем. Сангха — это третья драгоценность.

— Молодые люди, сегодня вы приняли прибежище в Будде, Дхарме и Сангхе. С помощью этих трех прибежищ вы не будете блуждать бесцельно, но сможете добиться реального продвижения на Пути Просветления. Прошло два года с тех пор, как я сам обрел прибежище в этих трех драгоценностях. Сегодня вы поклялись идти по той же дороге. Давайте же возрадуемся вместе тому, что мы приняли прибежище в трех драгоценностях. Конечно, эти драгоценности присутствовали в наших сердцах изначально. Теперь мы вместе будем практиковать путь освобождения, чтобы эти три драгоценности воссияли внутри нас.

На молодых людей слова Конданны подействовали ободряюще. Все они почувствовали новый источник жизненной энергии в своих сердцах.

В эти же дни Будда принял в сангху двух необычных последователей, Сарипутту и Моггаллану. Оба они были последователями известного аскета Санджайи, жившего в Раджагахе. Приверженцы Санджайи назывались паривраджаки. Сарипутта и Моггаллана были близкими друзьями, их уважали за ум и открытость. Они пообещали друг другу, что тот из них, кто первым достигнет Великого Пути, сразу же сообщит об этом второму.

Однажды Сарипутта увидел бхикшу Ассаджи, собирающего подаяние в Раджагахе, и был поражен его достойным и спокойным видом. Сарипутта подумал: “Этот человек похож на того, кто нашел Путь. Я знаю, что такие люди должны существовать! Я спрошу, кто его Учитель и что представляет собой его учение”.

Сарипутта ускорил шаги, чтобы нагнать Ассаджи, но потом остановился, не желая мешать бхикшу, молчаливо собиравшему подаяние. Сарипутта решил подождать, пока тот закончит, а затем приблизиться к нему. Сарипутта последовал за Ассаджи. Когда чаша Ассаджи наполнилась, и он повернул к выходу из города, Сарипутта соединил ладони в уважительном приветствии и произнес:

— Монах, вы излучаете такой мир и покой. Ваша добродетель и понимание освещают дорогу, по которой вы идете. Позвольте мне спросить, кто ваш Учитель и где вы практикуете. Какими методами учит ваш учитель?

Ассаджи взглянул на Сарипутту и улыбнулся самым дружественным образом. Он ответил:

— Я учусь и практикую под руководством Учителя Гаутамы из рода Шакья, известного как Будда. Он сейчас живет возле храма Супаттхита в Пальмовом лесу.

Глаза Сарипутты заблестели.

— Что это за учение? Не могли бы вы поделиться со мной?

— Учение Будды глубоко и приятно. Я еще не овладел им полностью. Вы можете прийти и получить учение прямо от самого Будды.

Но Сарипутта умолял Ассаджи:

— Пожалуйста, не могли бы вы хотя бы в нескольких словах рассказать об учении Будды? Это было бы очень ценно для меня. А потом я приду узнать подробнее.

Ассаджи улыбнулся и прочитал короткую гата:

Из взаимозависимых основ

Возникают все вещи

И все вещи проходят.

Так учит

Совершенно Просветленный.

Сарипутта внезапно почувствовал, что его сердце открывается, будто наполненное ярким светом. Яркий проблеск истинной Дхармы сверкнул перед ним. Он поклонился Ассаджи и быстро побежал на поиски своего друга Моггалланы.

Когда Моггаллана, увидев сияющее лицо Сарипутты, спросил:

— Брат мой, что сделало тебя таким счастливым? Может быть, ты нашел истинный путь? Скажи мне, брат!

Сарипутта поведал ему о том, что только что произошло. Когда он прочитал гата, Моггаллана тоже почувствовал вспышку света, осветившую его сердце и разум. Он вдруг увидел вселенную как соединенную воедино сеть. Это было, потому что было и то; это возникало, потому что возникало то; этого не существовало, потому что того не существовало; это уходило, потому что то уходило. Вера в создателя всего сущего исчезала в этом понимании взаимозависимого происхождения. Он понял, как человек может разорвать бесконечные циклы рождений и смертей. Дверь к освобождению открылась перед ним.

Моггаллана произнес:

— Брат, мы должны сейчас же пойти к Будде. Он и есть тот Учитель, которого мы ждали.

Сарипутта согласился, но напомнил ему:

— А что будет с теми двумястами пятьюдесятью братьями паривраджака, которые долгое время верили и доверяли нам как старшим братьям общины? Мы не можем их просто оставить. Мы сначала должны пойти и рассказать им о нашем решении.

Два друга направились к главному месту сбора паривраджака и объяснили товарищам свое решение покинуть общину и стать учениками Будды. Паривраджака узнали, что Сарипутта и Моггаллана собираются их покинуть, и были опечалены. Община будет уже не той без этих старших братьев. Поэтому все они выразили желание последовать за ними и тоже стать учениками Будды.

Сарипутта и Моггаллана пошли к учителю Санджайя и сообщили ему о решении общины. Он умолял их остаться, говоря:

— Если вы останетесь здесь, я передам вам обоим руководство общиной.

Он повторил это трижды, но Сарипутта и Моггаллана твердо стояли на своем. Они ответили:

— Уважаемый Учитель, мы пошли по духовному пути не для того, чтобы стать религиозными лидерами, а для того, чтобы найти освобождение. Если мы не узнаем истинного пути, как же мы сможем руководить другими? Мы должны отправиться к Учителю Гаутаме, так как он достиг пути, который мы уже давно ищем.

Сарипутта и Моггаллана распростерлись перед Санджайей и удалились. Другие паривраджака последовали за ними. Они пришли в Пальмовый лес, где распростерлись перед Буддой, и попросили посвятить их. Будда поговорил с ними о Четырех Благородных Истинах и принял их в сангху. После церемонии посвящения число бхикшу в Пальмовой роще возросло до 1250.

Здесь заканчивается первая книга.

КНИГА ВТОРАЯ

Глава 30

Бамбуковый лес

Был день полнолуния. Будда взял чашу для подаяний и пошел в город Раджагаха во главе 1250 бхикшу. Они шли медленным, спокойным шагом. Улицы столицы были украшены фонарями и свежими цветами. Толпа по обеим сторонам улицы приветствовала Будду и его сангху. Когда бхикшу подошли к главному перекрестку, толпа стала настолько плотной, что Будде и бхикшу было уже невозможно пройти дальше.

Урувела Кассапа задумался, что же делать, когда вдруг появился красивый молодой человек, поющий и играющий на шестнадцатиструнном ситаре. Его голос звучал, как ясный колокол. Когда он шел через толпу, люди расступались в стороны, давая ему пройти. Теперь Будда и его бхикшу смогли продвигаться дальше. Кассапа узнал музыканта, который принял три прибежища вместе с ним менее месяца назад. Эта песня выражала его глубокие чувства.

Этим свежим весенним утром

Просветленный проходит по нашему городу

С благородной общиной 1250 учеников.

Они ступают медленным, спокойным и достойным шагом.

Толпа зачарованно слушала молодого музыканта, переводя взгляды с него на Будду. Певец улыбнулся и продолжил свою песнь:

Благодаря случаю я стал его учеником,

Позвольте же мне восхвалить

Его бесконечную любовь и мудрость,

Путь, ведущий к полному удовлетворению,

И Сангху, следующую Истинным Путем к Пробуждению.

Молодой человек продолжал петь, освобождая дорогу, пока Будда и бхикшу не достигли ворот дворца. Там он поклонился Будде и растворился в толпе так же быстро, как и появился.

Король Бимбисара, сопровождаемый шестью тысячами придворных и гостей, вышел приветствовать Будду. Король проводил его и бхикшу во внутренний дворцовый двор, где были раскинуты широкие тенты, чтобы уберечь гостей от жаркого солнца. Будде предоставили почетное место в центре двора. Все места для бхикшу были приготовлены с особой тщательностью. Когда Будда сел, король Бимбисара пригласил садиться и всех остальных. Король и Урувела Кассапа сели по обе стороны от Будды.

Принц Аджатасатту поднес Будде сосуд с водой и полотенце, чтобы он вымыл руки и ступни. Слуги поднесли воду и полотенца всем бхикшу. После этого на столы были расставлены вегетарианские блюда. Король собственноручно положил пищу в чашу Будды, а королева Видехи руководила слугами, прислуживающими бхикшу. Перед едой Будда и бхикшу прочитали специальные гата. Во время еды король Бимбисара и его гости соблюдали абсолютное молчание. На всех гостей произвел очень большое впечатление спокойный и радостный вид Будды и его бхикшу.

Когда Будда и все 1250 бхикшу закончили есть, слуги взяли их чаши, вымыли и поставили обратно. Король Бимбисара повернулся к Будде и сложил вместе ладони. Поняв желание короля, Будда начал рассказывать о Дхарме. Он говорил о пяти заповедях как о пути создания мира и счастья для каждой семьи и для всего королевства.

— Первая заповедь — не убивать. Эта заповедь развивает сострадание. Все живые существа боятся смерти. Мы бережем свою жизнь и точно так же следует оберегать жизни всех других существ. Воздерживайтесь от причинения боли и вреда не только людям, но и другим существам. Мы должны жить в гармонии с людьми, животными и растениями. Если мы наполним сердца любовью, то сможем уменьшить страдания и создать счастливую жизнь. Если каждый гражданин будет соблюдать заповедь “не убивать”, королевство будет пребывать в мире. Когда люди станут уважать жизни друг друга, страна станет сильной, процветающей; ей не будет угрожать вторжение извне. Даже если королевство располагает большой военной силой, не нужно будет употреблять ее. Солдаты смогут посвятить свое время таким достойным занятиям, как строительство дорог, мостов, дамб и рыночных площадей.

— Вторая заповедь — не воровать. Никто не имеет права брать собственность, которую другой заработал своим трудом. Попытки захватить имущество других людей нарушают эту заповедь. Не обманывайте людей и не используйте вашу силу и влияние для посягательств на их собственность. Извлечение выгоды из пота и труда других людей тоже нарушает эту заповедь. Если граждане будут соблюдать эту заповедь, расцветет социальное равенство, а грабежи и убийства прекратятся.

— Третья заповедь — избегать прелюбодеяния. Сексуальные отношения должны быть только с супругом. Соблюдение этой заповеди создает доверие и счастье в семье и предупреждает ненужные страдания. Если вы желаете счастья и спокойствия для своей страны и народа, воздерживайтесь от множественных сексуальных связей.

— Четвертая заповедь — не лгать. Не произносите слова, которые могут способствовать разногласиям и ненависти. Ваши слова должны соответствовать истине. “Да” означает да. “Нет” означает нет. Слова обладают силой создавать доверие и счастье, но могут также приводить к непониманию и ненависти и даже привести к убийствам и войне. Употребляйте слова с большой осторожностью.

— Пятая заповедь — не употреблять алкоголь и другие вещества, отравляющие разум и тело. Они гасят ясность мысли. Одурманенный

человек может причинить невыразимые страдания и самому себе, и своей семье, и другим. Соблюдение этой заповеди сохраняет здоровье разума и тела. Эта заповедь должна соблюдаться постоянно.

— Если Ваше величество и все высокопоставленные лица выучат и будут соблюдать эти пять заповедей, королевство получит большие преимущества. Ваше величество, король стоит во главе страны. Он должен жить осознанно и знать все, что происходит в его королевстве. Если ваши подданные будут понимать и соблюдать эти пять заповедей, пять принципов жизни в мире и гармонии, страна Магадха будет процветать.

Переполненный радостью, король Бимбисара поднялся и поклонился Будде. Королева Видехи приблизилась к Будде, держа за руку своего сына, принца Аджатасатту. Она показала принцу, как соединить ладони в форме бутона лотоса и с уважением приветствовать Будду. Она сказала:

— Господин Будда, сегодня здесь присутствуют принц Аджатасатту и четыреста других детей. Можете ли вы научить их Пути Осознания и Любви?

Королева поклонилась Будде. Будда улыбнулся. Он поднялся и пожал руку маленького принца. Королева повернулась и пригласила других детей приблизиться. Это были дети из знатных и зажиточных семей. Они были одеты в лучшие одеяния. И у мальчиков, и у девочек были золотые браслеты на запястьях и на лодыжках. На девочках надеты великолепные разноцветные сари. Принц Аджатасатту сел в ногах у Будды. Будда подумал о бедных деревенских детях, с которыми он сидел когда-то на празднике под деревом сизигиум в Капилаваттху. Он молчаливо пообещал себе, что, когда он вернется домой, он разыщет таких же детей и поделится и с ними своим учением.

Будда обратился к детям, стоящим перед ним:

— Дети, перед тем, как я стал человеком, я был землей и камнями, растениями и птицами, и многими другими живыми существами. Вы также в своих прошлых жизнях были землей и камнями, растениями, птицами и животными. Может быть, сегодня вы находитесь здесь передо мной, потому что в прошлых жизнях между нами уже были какие-то связи. Может быть, в других жизнях мы приносили друг другу радость или печаль.

— Сегодня я расскажу вам историю, произошедшую несколько тысяч жизней назад. Это история цапли, краба, сливового дерева и маленьких креветок и рыб. В той жизни я был сливовым деревом. Может быть, кто-то из вас был цаплей или крабом, или одной из креветок. В этой истории цапля была злобным и лживым созданием, которое причиняло смерть и страдания другим. Цапля заставила страдать и меня, сливовое дерево. Но из этого страдания я извлек большой урок: если вы обманываете и причиняете вред другим, то в свою очередь вас также обманут и причинят вам вред.

Я был сливовым деревом, растущим рядом с ароматным и прохладным лотосовым прудом. В нем не было рыб, но неподалеку находился другой пруд, мелкий и застоявшийся, где жило много креветок и рыб, а также один краб. Пролетавшая над ним цапля увидела это скопление рыб и креветок, и у нее сразу родился план. Она опустилась на берег пруда и встала там с печальным выражением.

Рыбы и креветки спросили ее:

— Госпожа Цапля, о чем вы так задумались?

— Я думаю о вашей бедной участи. Ваш пруд грязный и маленький. У вас мало хорошей пищи. Я чувствую большую жалость к вам.

— А не могли бы вы как-нибудь нам помочь? — спросили эти малые создания.

— Хорошо, если вы позволите мне перенести вас по очереди в лотосовый пруд, находящийся невдалеке отсюда, я выпущу вас там в прохладную воду. Там для вас будет много пищи.

— Мы были бы рады поверить вам, госпожа Цапля, но мы никогда не слышали, чтобы цапли заботились о судьбе рыб или креветок. Может быть, вы хотите обмануть нас и съесть?

— Почему вы так подозрительны? Почему бы вам не думать обо мне, как о доброй тетушке. У меня нет причин обманывать вас. Недалеко действительно есть большой лотосовый пруд, полный свежей прохладной воды. Если вы не верите мне, давайте я отнесу одного из вас, чтобы он сам убедился. Потом я принесу его обратно, и он расскажет, правду ли говорю.

Креветки и рыбы обсудили это предложение и в конце концов согласились на то, чтобы одна из старших рыб отправилась с цаплей. Эта рыба была жесткая и костистая, ее чешуя была тверда, как камень. Она была хорошим пловцом, но могла скользить и по песку. Цапля взяла ее в клюв и отнесла в лотосовый пруд. Она выпустила старую рыбу в прохладную воду и подождала, пока та не обследует каждую щель и каждый уголок этого пруда. Пруд действительно оказался просторным, прохладным, освежающим и полным пищи. Когда цапля отнесла ее обратно в старый пруд, рыба рассказала все, что она видела.

Убедившись в добрых намерениях цапли, креветки и рыбы попросили ее перенести их одну за другой в тот пруд. Хитрая цапля согласилась. Она схватила одну рыбу в клюв и взлетела. Но на сей раз, вместо того чтобы отпустить ее в пруд, цапля села возле сливового дерева. Она нанизала рыбу на ветку дерева и выпотрошила клювом. Кости рыбы она бросила возле корней дерева. Затем цапля вернулась за другой рыбой и расправилась с ней таким же образом.

Я был тем деревом и оказался свидетелем этих событий. Я рассердился, но не мог остановить цаплю. Корни дерева крепко держались в земле. Я не мог сдвинуться с места. Я не мог предупредить креветок и рыб. Я даже не мог протянуть свои ветви и помешать цапле поедать беззащитные создания. Я мог быть только свидетелем ужасной сцены. Каждый раз, когда цапля приносила в клюве рыбу и начинала терзать ее плоть, боль наполняла меня. Я чувствовал, что соки мои иссякают, а ветви ломаются. Капли влаги, похожие на слезы, выступили на моей коре. Цапля не обращала внимания. В течение нескольких дней она продолжала приносить рыб и пожирать их. Когда рыб уже не стало, она начала есть креветок. Груда рыбьих костей и панцирей креветок, громоздившаяся у моих корней, могла бы заполнить две большие корзины.

Как сливовое дерево, я должен был украшать лес своими ароматными цветами. Но в тот момент я страдал от невозможности что-либо сделать для спасения креветок и рыб. Если бы я был оленем или человеком, я мог бы что-то предпринять. Но корни держали меня в земле, я не мог двигаться. Я поклялся себе, что если в будущей жизни я буду животным или человеком, то приложу все усилия для защиты слабых и беззащитных от сильных и власть имущих.

Когда цапля съела всех рыб и креветок, в пруду остался только краб. Вновь проголодавшись, цапля сказала ему:

— Племянник, я перенесла всех рыб и креветок в лотосовый пруд, где они теперь живут счастливо. Ты остался здесь в одиночестве. Давай я перенесу и тебя в новый пруд.

— Как же ты меня перенесешь? — спросил краб.

— Так же, как и других, — в клюве.

— А если я выскользну и упаду? Мой панцирь расколется на сотни осколков.

— Не беспокойся, я понесу тебя очень бережно.

Краб задумался. Возможно, цапля сдержала свое слово и на самом деле отнесла всех креветок и рыб в лотосовый пруд. Но что если она обманула и всех их съела? Краб придумал, как обеспечить свою безопасность. Он сказал цапле:

— Тетушка, я боюсь, что ваш клюв недостаточно силен, вы не удержите меня. Давайте я буду держаться клешнями за вашу шею во время полета.

Цапля согласилась. Она подождала, пока краб схватит ее за шею, расправила крылья и взмыла в воздух. Но вместо того, чтобы отнести краба в лотосовый пруд, она опустилась возле сливового дерева.

— Тетушка, почему вы не опустили меня в лотосовый пруд? Зачем мы приземлились здесь?

— Цапля не так глупа, чтобы относить рыб в пруд. Я не занимаюсь благотворительностью, племянник. Ты видишь все эти рыбьи кости и панцири креветок у подножия сливы? Здесь же закончится и твоя жизнь.

— Тетушка, рыб и креветок было легко одурачить, но меня вы так легко не надуете. Немедленно отнесите меня в лотосовый пруд или я оторву вам голову клешнями.

И краб начал стискивать шею цапли клешнями. Почувствовав сильную боль, цапля закричала:

— Не сжимай так сильно! Я отнесу тебя в пруд сию же минуту! Я обещаю, что не буду пытаться съесть тебя!

Цапля полетела к лотосовому пруду. Краб же не разжимал клешней. Думая о рыбах и креветках, жестоко растерзанных цаплей, он сжимал клешни все сильнее и сильнее, пока наконец не перекусил шею цапли. Мертвая цапля упала вниз и краб соскользнул в воду.

— Дети, я был сливовым деревом и свидетелем всех этих событий. Я понял, что если мы относимся к людям с добром, в ответ они тоже будут добры к нам, но если мы относимся к другим жестоко, то рано или поздно нас настигнет та же участь. Я поклялся, что во всех моих будущих жизнях я постараюсь помогать другим существам.

Дети слушали историю Будды с огромным интересом. Они были тронуты болью сливового дерева. Им было жалко беспомощных рыб и креветок. Они презирали вероломство цапли и оценили хитроумие краба.

Король Бимбисара поднялся. Он сложил ладони, поклонился и сказал:

— Учитель, вы дали урок важный и для молодых, и для старых. Я буду молиться, чтобы принц Аджатасатту запомнил ваши слова. Наше королевство счастливо тем, что вы находитесь среди нас. А сейчас я бы хотел сделать вам и вашей сангхе подарок, если вы согласитесь его принять.

Будда смотрел на короля, ожидая объяснений. Тот продолжил:

— В двух милях к северу от Раджагахи находится большой и красивый лес, называемый Венувана, Бамбуковый лес. Там тихо, спокойно и прохладно. В нем живет много белок. Я бы хотел подарить вам и вашей сангхе Венувана как место, где вы могли бы учить и практиковать Путь. О Великий Учитель сострадания, примите, пожалуйста, этот чистосердечный дар.

Будда минуту размышлял. Впервые сангхе дарили землю для монастыря. Конечно, его бхикшу было необходимо место для жилья в сезон дождей. Будда сделал глубокий вдох, улыбнулся и кивнул головой в знак согласия. Радость заполнила сердце короля Бимбисары. Он знал, что при наличии монастыря Будда будет проводить больше времени в Магадхе.

Среди множества гостей во дворце в тот день было большое число брахманских религиозных лидеров. Многим из них не понравилось решение короля, но они не осмелились что-либо сказать.

Король приказал принести золотой сосуд с водой. Он омыл чистой водой руки Будды и торжественно объявил:

— Учитель, как вода из этого сосуда льется на ваши руки, так и Бамбуковый лес переходит к вам и вашей сангхе.

Этот ритуал завершил передачу Бамбукового леса. Церемониальное пиршество подошло к концу, и Будда с 1250 бхикшу покинули дворец.

Глава 31

Я вернусь весной

На следующий же день Будда посетил Бамбуковый лес вместе с несколькими старшими учениками. Это было идеальное место для сангхи. Густые заросли различных видов бамбука занимали площадь примерно в сто акров величиной. В центре леса находилось озеро Каландака — прекрасное место для омовений, стирки одежды и медитационных прогулок по берегу. Бамбук рос очень густо, поэтому было достаточно материала для строительства небольших хижин. Все старшие ученики Будды, в том числе Конданна, Кассапа и Сарипутта, пришли в восторг от Бамбукового леса. Они сразу же начали думать, как лучше организовать монастырь.

Будда сказал:

— Сезон муссонов — не самая лучшая пора для путешествий. Бхикшу нуждаются в месте, где бы они могли обучаться и сообща практиковать во время сезона дождей. Наличие такого места поможет общине избежать болезней, а также поможет сохранить жизни многим насекомым и червям. Здесь мы не будем наступать на них, когда они вылезают из земли, спасаясь от воды во время сезона дождей. Я бы хотел, чтобы бхикшу отныне возвращались на то же самое место в начале каждого сезона дождей. Мы бы могли попросить светских последователей округи приносить пищу на протяжении этих трех месяцев уединения, которые будем проводить здесь. Им также будет полезно слушать учение, даваемое бхикшу.

Так установилась традиция собраний уединения[†] во время сезона дождей.

Под наблюдением Моггалланы младшие бхикшу построили хижины для Будды и старших братьев из бамбука, тростника и земли. Хижина Будды получилась маленькой, но довольно удобной. За ней были заросли золотого бамбука, а с другой стороны поднималась чаща высокого зеленого бамбука, дававшего прохладную тень. Бхикшу Нагасамала соорудил для Будды низкую деревянную лежанку. Он также поставил перед хижиной Будды большой глиняный сосуд для омовений. Молодой бхикшу Нагасамала был ранее учеником Урувелы Кассапы, который попросил его прислуживать Будде, когда сангха перебралась в Бамбуковый лес.

Сарипутта договорился со светскими последователями Будды из столицы о приобретении большого колокола для монастыря Бамбукового леса. Он повесил его на ветвь старого дерева на берегу озера Каландака. Колокол служил для объявления начала занятий и медитации и стал элементом практики внимательности. Будда учил бхикшу сосредотачиваться и наблюдать за дыханием каждый раз, когда они слышали звук колокола.

Светские ученики Будды помогали различными способами. Кассапа объяснил им значение собраний для уединения.

— Эти собрания дадут всем бхикшу возможность практиковать путь освобождения непосредственно под руководством Будды. У них будет время для более интенсивных занятий и практики. В то же время можно будет не опасаться случайно раздавить насекомых и червей, выползающих во время сезона дождей. Вы можете помогать сангхе на протяжении этих трех месяцев уединения, принося пожертвования пищей. Пожалуйста, постарайтесь согласовать свои усилия, чтобы обеспечить точно необходимое количество еды каждый день, не слишком большое, не слишком маленькое. Даже беднейший из бедных, тот, кто может подать только один или два чапатти, будет приглашен послушать ежедневную речь о Дхарме. Собрания уединения будут полезны и светским последователям, и бхикшу.

Кассапа встретился со светскими последователями и помог им решить, как распределить пожертвования на весь срок собраний уединения. Он сделал так, что каждый бхикшу получил платье, чашу для сбора подаяния, подстилку для медитации, полотенце и личный фильтр для воды.

С первого дня уединения сангха следовала распорядку, тщательно продуманному Буддой и его старшими учениками. Колокол будил бхикшу в четыре часа утра. Умывшись, бхикшу самостоятельно совершали медитационные прогулки. Они последовательно занимались медитацией сидя или во время ходьбы до тех пор, пока солнце не поднималось над верхушками бамбука. Обычно затем наставал час для сбора подаяния, но, так как во время собрания уединения пища доставлялась мирянами, у бхикшу оставалось время для встреч со своими наставниками, изучения Дхармы и обсуждения трудностей, встретившихся в практике. В наставники бхикшу отбирались в соответствии с глубиной продвижения и понимания Пути. Каждый из старших учеников, таких как Конданна, Ассаджи, Кассапа, Сарипутта, Моггаллана, Ваппа и Маханама, руководил пятьюдесятью или шестьюдесятью молодыми бхикшу. У других было от десяти до тридцати учеников. Каждый новый бхикшу получал личного учителя, который считался его старшим братом в практике. Кассапа и Сарипутта лично создали эту систему.

Незадолго до полудня бхикшу собирались у озера и становились в ряды, держа свои чаши. Еда делилась на всех поровну. Каждый получал свою порцию, все садились на траву у берега и ели в молчании. Когда обед заканчивался и чаши были вымыты, все поворачивались к Будде. Иногда он обращал свои поучения к бхикшу, но так, чтобы это было полезно и для мирян. В другие дни он обращал свою речь к мирянам, но так, что это было полезно и бхикшу. Иногда его учение было обращено к детям. Во время этих речей о Дхарме он часто рассказывал истории из своих прошлых жизней.

Иногда вместо Будды проповедь Дхармы произносил один из старших учеников. Будда же сидел, внимательно слушая и делая одобрительные замечания, когда Дхарма передавалась ясными и точными словами. После этих проповедей миряне возвращались домой, а бхикшу оставались, ожидая, пока колокол в полдень не объявлял время для медитации сидя или при прогулке. Бхикшу практиковали до полуночи. Будда сидел в медитации далеко за полночь. Ему нравилось ставить бамбуковый помост возле хижины и сидеть на ней, наслаждаясь прохладным ночным воздухом, особенно лунными ночами. Перед сном он совершал медитацию во время ходьбы вокруг озера. Будде, всегда радостному, умиротворенному и спокойному, не требовалось так много сна, как молодым бхикшу. Кассапа также медитировал по ночам.

Король Бимбисара постоянно посещал Бамбуковый лес. Теперь он не брал с собой много гостей, как тогда, в Пальмовом лесу. Иногда его сопровождали королева Видехи и принц Аджатасатту, но чаще он приезжал один. Он оставлял экипаж на окраине леса и шел пешком до хижины Будды. Однажды, увидев, что бхикшу слушают речь о Дхарме под дождем, он попросил разрешения Будды построить большой зал Дхармы, где монахи могли бы и принимать пищу, и слушать Учение, не испытывая неудобств. Будда согласился, и строительство зала тут же началось. Он был достаточно просторным, чтобы вместить тысячу бхикшу и тысячу мирян.

Будда и король часто сидели вместе на бамбуковом помосте и вели беседы. Позже Нагасамала соорудил несколько простых бамбуковых стульев, что позволило Будде принимать гостей с большими удобствами. Однажды, когда Будда и король сидели рядом на этих стульях, король поведал:

— У меня есть еще один сын, которого вы пока не видели. Я бы очень хотел, чтобы вы встретились с ним и его матерью. Это не королева Видехи. Его мать зовут Амбапали, а его самого — Дживака. Ему скоро исполнится шестнадцать лет. Амбапали живет в Весали, к северу от города Паталипутта. Она не любит затворническую жизнь во дворце, и ее не заботит поддержание престижа. Она ценит только свою свободу. Я оказываю им некоторую помощь, например, предоставил в их распоряжение красивую манговую рощу. Дживака прилежный и умный мальчик, он совсем не интересуется военными или политическими делами. Он живет недалеко от столицы и учится медицине. Я очень люблю их и надеюсь, что вы тоже полюбите их. О, Сострадающий, если вы согласитесь встретиться с Дживакой и его матерью, я попрошу их в ближайшем будущем приехать в Бамбуковый лес.

Будда мягко улыбнулся, соглашаясь. Король сложил ладони и откланялся с сердцем, преисполненным благодарности.

В это же время монастырь Бамбукового леса посетили два особых гостя, приехавших из Капилаваттху, родины Будды. Это были старые друзья Будды — Калудайи и Чанна, бывший его возничий. Их присутствие внесло особую теплоту в атмосферу монастырской жизни.

Будда отсутствовал уже более семи лет и с беспокойством ожидал новостей из дома. Он спросил Калудайи о короле и королеве, Ясодхаре, Нанде, Сундари Нанда, о друзьях и, конечно, о своем сыне Рахуле. Хотя Калудайи был все еще крепким и здоровым, его лицо несло на себе отпечаток возраста. Чанна также выглядел постаревшим. Будда долго беседовал с ними, сидя около своей хижины. Он узнал, что Калудайи занимает теперь высокое положение при дворе и является одним из наиболее доверенных советников короля Суддходаны. Новость о том, что Будда нашел Путь и проповедует в Магадхе, достигла Капилаваттху два месяца назад. При этом известии все возрадовались, особенно король, королева и Гопика. Король, к большому удовольствию Калудайи, послал его пригласить Будду вернуться домой. Приготовления к путешествию заняли трое суток, и все это время он не мог спать, он слишком волновался. Ясодхара предложила, чтобы Калудайи взял с собой Чанну. Тот был так счастлив, когда Калудайи согласился, что тут же, не скрывая чувств, заплакал. Им потребовался почти месяц, чтобы достичь монастыря Бамбукового леса.

Калудайи поведал, что здоровье короля в последние годы стало слабеть, хотя он сохранил ясность ума. У короля было несколько талантливых советников, помогавших ему управлять страной. Готами была так же полна сил, как и всегда. Принц Нанда стал теперь красивым молодым человеком, он был помолвлен с девушкой из знатной семьи. Ее звали Калиани. Нанда любил роскошную одежду, король же был озабочен тем, что младшему сыну не хватает некоторого постоянства и зрелости. Сундари Нанда, сестра Будды стала теперь красивой и грациозной девушкой. Что же касается Ясодхары, то она раздала все свои наряды и украшения в тот же день, когда Будда покинул их. Она продала все свои ценности и вырученные деньги раздала беднякам. Одевалась она теперь очень просто. Когда она узнала, что Будда принимает пищу не более одного раза в день, она начала делать то же самое. Она продолжала помогать обездоленным. Рахула был теперь здоровым и красивым семилетним мальчиком. В его черных глазах сверкали ум и решительность. Дедушка и бабушка лелеяли его так же, как когда-то самого Сиддхартху.

Чанна подтвердил все, что Калудайи рассказал Будде. Сердце Будды было согрето новостями из дома. Наконец Калудайи спросил, когда он возвратится в Капилаваттху. Будда ответил:

— Я вернусь по окончании сезона дождей. Я бы не хотел оставлять молодых бхикшу до тех пор, пока они не укрепятся в своей практике. После этого собрания уединения я буду более спокоен и оставлю их. Но Калудайи! Чанна! Почему бы вам самим не остаться здесь на месяц и пожить такой жизнью? У вас останется еще много времени для возвращения в Капилаваттху, вы успеете сообщить королю, что я вернусь после сезона муссонов.

Калудайи и Чанна с радостью остались в монастыре Бамбукового леса. Они подружились со многими бхикшу и смогли познакомиться с радостной и мирной жизнью тех, кто оставил дом, чтобы следовать Пути. Они узнали, как практика пути осознания в повседневной жизни насыщает разум и сердце. Калудайи провел много времени подле Будды, внимательно наблюдая за ним. Он был глубоко тронут замечательной простотой Будды. Ему стало ясно, что Будда достиг такого состояния, где желания более не преследуют его. Будда был подобен свободно скользящей в воде рыбе или мирно плывущим в небе облакам. Он жил полностью в настоящем.

Глаза и улыбка Будды были доказательством освобождения его духа. Ничто в этом мире не могло стать ему преградой; никто не понимал и не любил других людей так глубоко, как он. Калудайи увидел, что давний друг оставил его далеко позади в продвижении по духовному пути. Неожиданно Калудайи ощутил в себе самом стремление к ясной и не скованной ничем жизни бхикшу. Он почувствовал, что готов отказаться от всех чинов, состояния и привилегий, а вместе с ними и от всех забот и беспокойств, неизбежно сопровождавших такую жизнь. Проведя семь дней в Бамбуковом лесу, он поведал Будде о своем желании стать бхикшу. Будда был несколько удивлен, но затем улыбнулся и кивнул головой, соглашаясь.

Чанна почувствовал подобное желание, но, вспомнив о своих обязанностях при королевском дворе, подумал, что должен сначала спросить разрешения у Ясодхары. Он решил подождать, пока Будда не вернется в Капилаваттху, прежде чем попросить принять его в общину.

Глава 32

Палец — это не луна

Однажды днем Сарипутта и Моггаллана привели к Будде своего друга, аскета Дигханакху. Тот был также широко известен под именем Санджайя. Он был дядей Сарипутты. Когда он узнал, что его племянник стал последователем Будды, то заинтересовался учением Будды. Когда он попросил Сарипутту и Моггаллану объяснить ему это учение, те предложили ему встретиться с самим Буддой.

Дигханакха спросил Будду:

— Гаутама, в чем суть вашего учения? Каковы его доктрины? Сам я не люблю никаких доктрин и теорий. Я не придерживаюсь ни одной из них.

Будда улыбнулся и спросил:

— Но вы ведь придерживаетесь своей доктрины не следовать никаким доктринам? Верите ли вы в свою доктрину неверия?

Несколько обескураженный, Дигханакха ответил:

— Гаутама, верю ли я или не верю, это не имеет значения.

Будда мягко продолжал:

— Человек, пойманный в сети веры какой-нибудь доктрины, теряет всякую свободу. Он становится догматиком и верит, что только его доктрина является единственно правильной, а все остальные — ереси. Споры и конфликты возникают из-за узости взглядов. Они могут возникать и распространяться бесконечно, поглощая бесценное время и даже приводя к войнам. Приверженность к ограниченным взглядам — это величайшая помеха на духовном пути. Ограниченный узкими взглядами, человек настолько запутывается, что не может открыть дверь правды.

— Давайте я расскажу вам историю об одном молодом вдовце, который жил со своим пятилетним сыном. Он берег и лелеял своего сына, он был ему дороже собственной жизни. Однажды вдовец ушел по делам и оставил сына одного дома. Пока он отсутствовал, разбойники напали на деревню и сожгли все дома. Они похитили и сына этого человека. Когда он вернулся домой, то обнаружил обуглившееся тело маленького ребенка, лежавшее за его сгоревшим домом. Он подумал, что это тело его сына. Безутешно горюя, он кремировал останки ребенка. Поскольку он очень сильно любил сына, то положил пепел погребального костра в специальную сумку, которую везде носил с собой. Спустя несколько месяцев его сыну удалось бежать от разбойников. Он пришел домой глубокой ночью и стал стучать в дверь. В этот момент его отец держал в руках сумку с останками и плакал над ней. Он не открыл дверь даже тогда, когда мальчик закричал, что он его сын. Он был уверен, что его сын мертв, а ребенок, стучавший в дверь, был сыном кого-то из соседей, насмехавшимся над его горем. В конце концов, его сыну пришлось отправиться скитаться. Так отец и сын потеряли друг друга навеки.

— Вы видите, мой друг, если мы следуем какой-нибудь вере и считаем ее абсолютной истиной, мы можем однажды оказаться в том же положении, что и этот молодой вдовец. Думая, что мы уже овладели истиной, мы не сумеем открыть наш разум правде, даже если она сама будет стучаться в наши двери.

Дигханакха спросил:

— А как же ваше собственное учение? Если кто-то следует вашему учению, значит, он оказывается пойманным в сети узких взглядов, не так ли?

— Мое учение не является доктриной или философией. Оно не является результатом последовательных размышлений или умственных предположений, как различные направления философии, которые утверждают, что фундаментальная сущность мироздания заключена в огне, воде, земле, ветре или духе, или что вселенная является или ограниченной, или бесконечной, временной или вечной. Умственные предположения или последовательные размышления об истине подобны муравьям, ползающим по кругу по краю чаши, — они никогда никуда не придут. Мое учение — это не философия. Оно — результат прямого опыта. Те вещи, о которых я говорю, идут из моего жизненного опыта. Вы можете подтвердить их своим собственным опытом. Я учу, что все вещи являются непостоянными и не обладают отдельной сущностью. Это все я узнал из моего непосредственного опыта. Вы можете также пережить это. Я учу тому, что все вещи в своем возникновении, развитии и исчезновении зависят от всех других вещей. Ничто не создается из единственного отдельного источника. Я понял эту истину из прямого опыта, и вы также можете это сделать. Моя цель — не объяснить вселенную, а помочь людям познать реальность в непосредственном опыте. Слова не могут описать реальность. Только прямой опыт позволяет нам увидеть истинное лицо реальности.

Дигханакха воскликнул:

— Замечательно, замечательно, Гаутама! Но что произойдет, если кто-то воспримет ваше учение как догму?

Будда мгновение помолчал, а затем кивнул головой.

— Дигханакха, это очень хороший вопрос. Мое учение — это не догма и не доктрина, но, несомненно, некоторые люди примут его за таковые. Я должен ясно заявить, что мое учение является методом познания реальности, а не самой реальностью, как и палец, указывающий на луну, не является самой луной. Умный человек смотрит на палец и видит луну. А тот, кто смотрит только на палец и принимает его за луну, никогда не увидит настоящей луны. Мое учение — это способ практики, а не культ или нечто, чего следует беспрекословно придерживаться. Мое учение подобно парому для переправы через реку. Только глупец будет пытаться двигаться на плоту и после того, как он уже достиг другого берега, берега освобождения.

Дигханакха сложил ладони.

— Господин Будда, пожалуйста, покажите мне, как освободиться от болезненных чувств.

Будда сказал:

— Есть три вида чувств — приятные, неприятные и нейтральные. Все три вида имеют свои корни в восприятии ума и тела. Чувства возникают и уходят так же, как и все другие ментальные или материальные явления. Я учу методу глубокого проникновения в суть для освещения природы и источника чувств, какими бы они ни были — приятными, неприятными или нейтральными. Когда вы сможете увидеть источник ваших чувств, вы поймете их природу. Вы увидите, что чувства непостоянны, и вас не потревожит их возникновение и исчезновение. Практически все болезненные чувства происходят из неправильного взгляда на реальность. Когда вы искорените ошибочные взгляды, страдания прекратятся. Ошибочные взгляды заставляют людей считать непостоянное неизменным. Невежество является источником всех страданий. Мы практикуем путь осознания для преодоления невежества. Необходимо смотреть в суть вещей для проникновения в их истинную природу. Невозможно преодолеть невежество молитвами и подношениями.

Сарипутта, Моггаллана, Калудайи, Нагасамала и Чанна слушали речь Будды перед Дигханакхой. Сарипутта глубже всех понимал значение слов Будды. Он чувствовал, что его разум сияет, как яркое солнце. Не в состоянии скрыть радость, он сложил ладони и поклонился Будде. То же сделал и Моггаллана. Дигханакха, глубоко взволнованный всем, что сказал Будда, также распростерся перед ним. Калудайи и Чанна были глубоко тронуты этой сценой. Они чувствовали гордость сопричастности к этим событиям, их доверие к Будде и вера в его Путь еще более упрочились.

Несколько дней спустя королева Видехи со своим слугой прибыла в Бамбуковый лес и сделала приношения пищей для сангхи. Она также привезла молодое деревцо сливы и посадила его рядом с хижиной Будды в память о той истории, которую он рассказал детям во дворце.

Сарипутта и Моггаллана выделялись среди бхикшу, как сверкающие звезды, тонким умом, усердием и способностями к руководству. Вместе с Конданной и Кассапой они проводили работу по организации и руководству сангхой. Но, хотя репутация сангхи все росла, некоторые люди начинали распространять злые сплетни о Будде и его общине. Некоторые из этих слухов распространялись членами религиозных групп, которые завидовали поддержке, оказываемой сангхе королем. Миряне — последователи учения Будды, часто посещавшие Бамбуковый лес, выражали озабоченность этими разговорами. Несомненно, некоторые люди в Раджагахе были обеспокоены тем, что так много молодых людей из знатных и зажиточных семей стали бхикшу. Они опасались того, что скоро все молодые люди оставят свои дома и для знатных девушек в Раджагахе не будет подходящих мужей. Они боялись, что прервутся наследственные линии многих семей.

Многим бхикшу не нравилось слушать эти разговоры. Но когда Будде сообщили об этом, он успокоил и мирян, и бхикшу, сказав:

— Не беспокойтесь. Рано или поздно все подобные разговоры умрут сами по себе.

Так и случилось. Менее чем через месяц все разговоры о таких мелочных страхах прекратились.

Глава 33


6479925514266676.html
6480006554111332.html
    PR.RU™